• 1
  • 2
  • 3
  • 4

Книжные

Луговская, Н. С. Дневник советской школьницы;

Рейтинг:  5 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна

 

Луговская, Н. С.   Дневник советской школьницы; Преодоление [Текст] / Н. С. Луговская; авт.-сост. Н. А. Перова, И. И. Осипова. - М.: АСТ, 2017. - 512 с. - (Портрет эпохи). [16+]

 

Дневники Анны Франк и Нины Луговской могут рассматриваться как родственные документы. Прежде всего, они принадлежат тому новому разделу общей истории, который выделился в самостоятельную дисциплину, называемую микро-историей.
Тоска о любви, жажда ее, - трудное взросление, мучительное состояние юности, общее место в биографии почти каждого молодого человека.
Но одновременно с этими обыкновенными для девочек переживаниями в дневниках представлен тот исторический фон, на котором происходит действие ее жизни. Совсем юная девушка пишет то, что другие люди боялись прошептать кому-то на ухо.
Дневник - прекрасное противоядие для тех, кому "советский проект" все еще кажется привлекательным. Великая утопия обернулась кровавой историей. Об этом свидетельствует Нина Луговская.

Караченцев, Н. П. Я не ушел...

Рейтинг:  0 / 5

Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна

Караченцев, Н. П.
   Я не ушел... [Текст] / Н. П. Караченцев. - М.: Эксмо, 2017. - 480 с. – (Роман с театром) [16+]

"Юнона" и "Авось"", "Тиль", "Звезда и смерть Хоакина Мурьеты"… "Собака на сене", "Старший брат", "Человек с бульвара Капуцинов"…  Десятки ролей в театре и кино, песни, озвучивание … Николай Караченцов торопился жить. Он и свои воспоминания записывал торопливо, урывками, на бегу, будто предчувствуя, что может не успеть. Авария, почти месяц комы - и отчаянная попытка вернуться, вновь почувствовать себя Тилем, Резановым, Джонни…  Пришлось заново учиться всему - ходить, говорить, жить. В одиночку это невозможно. Людмила Поргина, жена Николая Караченцова и партнерша по сцене, сделала все, чтобы ее муж вернулся.  Рассказы Николая о закулисье "Ленкома" и суете съемочных площадок соседствуют с воспоминаниями Людмилы о месяцах тяжелейшей, мучительной реабилитации, первых успехах и тяжелых неудачах на пути к возвращению. Караченцов и Поргина впускают зрителя - и читателя - в свой мир, под грим, под маску, которую носит актер. Такого нельзя себе позволять на сцене - только в книге. Это лучший способ сказать: "Я еще здесь. Я не ушел!"

Поиск по сайту

Опрос

Наша газета

Виртуальные выставки

Новые поступления

knigi1

Обзор прессы